Заповіт Валерія Бондаря. До…

Коли творча людина …

Будинок, де жив Сковорода.…

Як раніше було пов…

У Харкові наукову медичну…

Гучний скандал наби…

Через обман до нагороди,…

У Харківському райо…

Заява Фонду імені Гната…

Президентові Україн…

Табір “Слобідська Січ-2017-літо”

Серед таборових виш…

«
»

Олег Панфилов: Обострение истерики российской пропаганды

Политическая карикатура Евгении Олийнык

Специально для Крым.Реалии

Если бы велся подсчет последних российских либералов, то за последние дни их убавилось почти до нуля. Оставшиеся робко молчат или что-то объясняют исключительно по причине своего нахождения далеко от родины. Как по команде население начало проклинать украинцев, которые никак не захотели скорбеть по поводу рухнувшего в Черное море самолета, а напротив – что-то говорили по поводу оккупантов и продолжающейся третий год войны.

Новейшая история России знает большое количество примеров, когда российская пропаганда по команде поднимала массы на протесты и проклятия. Враги были разные, проклятия – похожие. Россияне, как вампиры в очередной раз вставали из могил, чтобы протянуть дрожащие руки в направлении новых врагов – ими периодически были чеченцы, американцы, евреи, грузины, украинцы. Если надо, Кремль бросит клич, и возбужденные патриотизмом россияне затопчут кого угодно, да хоть белорусское посольство, если только станет ясно, что Лукашенко «пошел на сговор с врагами Великой России».

Владимир Путин только начал служить президентом, а народ уже понял, что их молитвы и стенания воплощены в реальность, и в Кремле, наконец, сидит настоящий вождь, «крепкая рука», которой достаточно повелеть, и россияне как один пойдут «мочить» врагов. Тогда в начале 2000 года россияне стали протестовать против вмешательства НАТО «во внутренние дела Югославии», то есть, требовали не мешать Милошевичу убивать косоваров и прочих других врагов дружественной страны. Реакция новой власти была благожелательной, и патриоты, наконец, поняли, что пришло их время.

Со временем сторонники Путина настолько осмелели, что уже без опаски стали нападать на дипломатов. В конце апреля – начале мая 2007 года активисты движения «Наши» на протяжении шести дней блокировали посольство Эстонии в Москве в знак протеста против переноса монумента «Бронзовый солдат» на военное кладбище. «Нашисты» захватили здание редакции газеты «Аргументы и факты», пытаясь сорвать пресс-конференцию эстонского посла, затем стали нападать на дипломатические автомобили, в том числе на автомобиль посла Швеции, который они повредили, приняв за эстонский. Юные путиноиды обнаглели настолько, что летом 2007 года активисты организовали сбор подписей под призывами к демонтажу посольства Эстонии в Москве и выделению под посольство здания на окраине Москвы.

Власть настойчиво собирала активистов-путинцев, создавая из них новые организации, распределяя их по направлениям – наиболее боевая часть стала работать над проектом «Русский мир»

Другим объектом «нашистов» стало здание представительства Еврокомиссии в Москве. Британское посольство в начале 2007 года потребовало от российских властей обеспечить безопасность посла Великобритании Энтони Брентона и прекратить его прессинг активистами движения «Наши», организованное после участия дипломата в конференции «Другая Россия» в июле 2006 года. В сентябре 2009 года более 400 активистов молодежного движения «Наши» провели акции около посольств Эстонии, Литвы, Латвии и Украины против политики этих стран, которые, по их мнению, потворствуют фашизму. Российская власть не вмешивалась – лишь 17 января 2007 года министр иностранных дел России Сергей Лавров встретился с лидером движения Василием Якеменко и обратиться к тому с просьбой не нарушать международные обязательства России. Уговоры и увещевания не помогли, а Василий Якеменко был принят на работу министром – руководителем Государственного комитета России по делам молодежи.

Власть настойчиво собирала свой электорат и активистов-путинцев, создавая из них новые организации, распределяя их по направлениям – наиболее боевая часть стала активно работать над проектом «Русский мир». У них начали появляться сторонники в разных странах: в 2011 году о своей поддержке движения «Наши» заявил известный норвежский террорист Андерс Брейвик. В своем манифесте Брейвик пишет о приверженности идеям Путина и движения «Наши», отметив, что это движение должно быть образцом для движений, желающих создать «новый порядок».

Путину удалось подчинить себе российское информационное пространство и теперь вся идеологическая шпана в репортажах представлялась борцами за справедливость, а не хулиганами и экстремистами

К тому времени Путину удалось полностью подчинить себе российское информационное пространство и теперь вся эта идеологическая шпана в репортажах представлялась борцами за справедливость, а не хулиганами и экстремистами. Государственная и информационная поддержка вдохновила коммунистов и фашистов, националистов и анархистов, левых и правых. В этом смысле Путин стал объединителем всех, кто появился за последние годы в России, не имея никакого представления о политической деятельности – им просто нравилось быть в поле внимания и от них требовалось только одного – поддержка Путина.

Одновременно путинцы уничтожали последних либералов: их уже не было в Государственной думе, а после отмены региональных выборов их не стало и в региональных органах власти. Осталось только добить остатки, чтобы они не высовывались и боялись всего – для этого власти начали сажать за критику в интернете: лайкнул пост с либеральными мыслями – в суд, написал протест против войны в Украине – за решетку. Путин зачистил пространство быстро, поскольку населению, в большинстве своем живущем в мифологии советского времени, по-прежнему нравится «крепкая рука».

В страшном сне не могла присниться история с уничтожением тракторами качественных продуктов, но Путин довел населения до такой степени оскотинивания, что все молча восприняли и эту кампанию

Казалось, что с введением в марте 2014 года первых санкций, общество шелохнется и задумается над будущим страны. Как бы не так – общество посмотрело на Путина, тот улыбнулся и начал убеждать населением в том, что все это не страшно, мол «и не такое еще переживал наш доблестный народ». В страшном сне не могла присниться история с уничтожением тракторами качественных продуктов, но Путин довел населения до такой степени оскотинивания, что все молча восприняли и эту кампанию. Не хватало еще, чтобы люди сами приносили из дома импортные продукты и подкладывали под гусеницы бульдозеров. Видимо, такая акция припасена на потом, когда Путин будет нуждаться в совершении такого «благородства».

Особая часть населения, всегда вызывавшая беспокойство Путина – интеллигенция. Не та, советская, которая готова за награды, звания и льготы любить любого вождя. Путина беспокоила либеральная интеллигенция — та, которая периодически подписывает всякие коллективные письма, ездит на Запад и там жалуется на российского вождя. Он подбирался к ней потихоньку и настойчиво, кого-то подкупая орденом или званием, кого-то ставил в ситуацию, при которой еще недавний враг-либерал становился если не другом, то патриотом России, а сейчас патриот и путинец – синонимы.

Либеральные ряды редеют с каждой кампанией против врагов России – будь то турецкий пилот или украинский «бандеровец», Саакашвили или Обама. Сбитый над Сирией российский самолет не воспринимается как захватчик, а информационная кампания строится таким образом, что на самом деле всем кажется, что российский самолет сбили чуть ли не над Тулой или Мурманском. Общество давно уже смирилось с тем, что кроме официальной, никакой другой информации они не получат, и поэтому верят беспрекословно всем удобным для Кремля версиям. До сих пор многие верят уже неоднократно опровергнутой информации о «трех тысячах убитых осетин в мирно спящем Цхинвали». Или о том, как «мирно и без вмешательства России прошел референдум в Крыму».

На самом деле стало опасно публично не верить путинскому телевидению – не просто отругают, но и устроят публичную обструкцию или побьют. Либералам в этой ситуации совсем неуютно, и они стали переходить на сторону власти, как бы абсурдно они не выглядели в этой огромной массе скорбящих по приказу. Если кто посмеет сказать противоречащее официальному мнению, то попадает, как в советское время, «на карандаш». Прокурор Татарстана Илдус Нафиков поручил проверить высказывания лидера регионального отделения партии «Яблоко» Руслана Зинатуллина о катастрофе самолета Ту-154 в Черном море на предмет разжигания розни и публичного унижения человеческого достоинства. Старший помощник прокурора Руслан Галиев отметил, что высказывания Зинатуллина исследуют эксперты – филологи, лингвисты и психологи. Зинатуллин на своей странице в Фейсбуке заявил, что сожалеет о том, что на борту потерпевшего крушение Ту-154 не оказалось артиста Иосифа Кобзона. В комментариях к записи Зинатуллин также написал, что ему жалко артистов, военных, Елизавету Глинку и других людей, которые летели с гуманитарной миссией, но ему «совершенно не жалко журналистов, которые делают все для создания в стране этой атмосферы», отмечается на сайте.

Зинатуллин стал жертвой массовой истерии, в которой участвует не только население, представители власти играют ведущую роль. Бесполезно убеждать прокурора в том, что гражданин, согласно Конституции и законов имеет полное право иметь свое мнение, они стоят на страже мнения Кремля, а не права. К истерии подключились люди, которых считали вполне себе либеральными по своим взглядам на происходящее в стране, но сейчас они встали рядом со всеми – скорее всего даже не из-за смены взглядов, сколько из-за страха быть растоптанным, в буквальном смысле. Российское общество становится таким же, каким были их предки 70-80 лет назад, когда было только одно мнение – вождя, все остальные – наказуемы.

И вот уже телеканал НТВ сообщает: «Десятки тысяч пользователей Интернета поставили свои подписи под петицией с требованием лишить скандальную блогершу Божену Рынску гражданства».

Вряд ли в НТВ нет юриста, который бы объяснил не только о праве гражданина высказываться, но и отсутствии юридических оснований для лишений гражданства. Полтора года назад Михаил Задорнов пошутил про сбитый над Донбассом малазийский Боинг, который упал «потому, что был тяжелее воздуха». Я не встречал кампании возмущения этой шуткой, как и не было призывов лишить Задорнова гражданства или упрятать его в тюрьму. Наверное, потому, что российская истерия – не медицинская проблема, она – политическая, на фоне медицинского обострения.

Источник: Олег Панфилов, специально для «Крым. Реалии»

Олег Панфилов — профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Джерело

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *