Le Monde (Франция): Путин делает ставку на алжирских генералов

Путин делает ставку на удушение движения народного протеста влиятельными генералами в надежде надолго закрепиться на южном берегу Средиземного моря. Российское руководство все более открыто выступает в пользу сильного лидера страны, командующего алжирской армией Ахмеда Гаида Салаха. Такая позиция является частью долгосрочных инвестиций России, которая стала крупнейшим поставщиком оружия в Алжир.

Россия однозначно выбрала свой лагерь в алжирском кризисе, делая
ставку на удушение начавшегося в феврале массового движения народного
протеста влиятельными генералами. Кремль все более открыто выступает
в пользу «сильного лидера» страны, командующего алжирской армией Ахмеда
Гаида Салаха, обучавшегося в советское время в подмосковном артиллерийском училище «Выстрел».
Такая позиция является частью долгосрочных инвестиций России, которая,
безусловно, стала крупнейшим поставщиком оружия в Алжир. Она
также соответствует стратегии внедрения на южном берегу Средиземного
моря — так, в соседней Ливии Москва поддерживает главнокомандующего
вооруженными силами Халифу Хафтара
.

Избранный президентом России в мае 2000 года Владимир Путин принял
своего алжирского коллегу Абдельазиза Бутефлику в Кремле в апреле 2001
года для заключения «стратегического партнерства» между двумя странами.
Находясь с официальным визитом в Алжире в марте 2006 года, Путин решил
погасить военный долг Алжира в размере 4,7 миллиардов долларов в обмен
на обязательство принимающей стороны приобрести у России оружие на 7,5
миллиардов долларов. Таким образом, в настоящее время Алжир является
крупнейшим заказчиком российской военной промышленности в арабском мире,
в то время как Россия в ходе последующих мандатов Бутефлики
обеспечивала более половины заказов алжирской армии. Такой подъем России
тем более впечатляющий, что военный бюджет Алжира в этот период
становится самым крупным на африканском континенте, далеко впереди очень
затратного бюджета Египта.

Россия опирается на поддержку алжирских генералов,
обученных в советских академиях, в первую очередь, это Гаид Салах,
с 2004 года начальник штаба Национальной народной армии, а также его
товарищ по учебе, генерал Бенали Бен Али, командир президентской охраны
с 2015 года. Гайд Салах во время своих регулярных визитов в Москву
всегда подчеркивает «общую военную культуру «офицеров» и вооруженных сил
двух стран
. Покупка Алжиром такой новейшей техники
как танки T90 и системы ПВО С300, сопровождается программами подготовки
алжирского персонала, которые еще больше укрепляют и без того тесные
отношения между двумя военными ведомствами.

С тех пор Россия в Алжире находится в завидном положении и имеет привилегированный доступ к «лицам, принимающим решения», а также к генералам, которым принадлежит реальная власть. Тем более что сам Путин никогда не верил в народный характер различных «цветных революций», предпочитая видеть в подобных мирных протестах обычную манипуляцию со стороны внешних держав. Такая же очень скоро будет применена к волне народного протеста, которая продолжается в Алжире с 22 февраля 2019 года и приведшая к отставке президента Бутефлики 2 апреля. Российские СМИ уделяют мало внимания массовым манифестациям, проходящим в Алжире, но с радостью передают призывы командующего армией Гаида Салаха о нормализации обстановки в стране и его осуждение «чужой руки», направляющей протесты.

Теперь алжирские генералы требуют быстрых президентских выборов,
отметая народные требования по поводу демократического переходного
периода. Об этом 26 августа заявил в ультимативной форме Гаид Салах.
Через два дня после этого, посол России в Алжире в не очень
дипломатичной форме подтвердил слова генерала главе Фронта национального
освобождения (ФНО), партии Бутефлика. Тогда посол подтвердил, по данным
«ФНО», что «решение» алжирского кризиса «состоит в организации
президентских выборов как можно скорее», приветствуя по этому случаю
«историческую роль» армии в данном кризисе». Такое вопиющее
вмешательство вызывало резкую критику в социальных сетях, в то время как
«ФНО» сталкивается с беспрецедентным кризисом легитимности,
и полицейские ограничения на свободу демонстраций стали еще жестче
с февраля прошлого года.

Несмотря на свои запутанные разъяснения, российский посол лишь
высказал то, о чем уже давно думали его власти: единственным
«вмешательством», которое можно считать вопиющем, стало бы вмешательство
западных демократий, в то время как Россия обладает полной
легитимностью для поддержки действующих режимов, как Асада в Сирии, так
и генералов в Алжире. Такая позиция в пользу алжирских «лиц, принимающих
решения», согласуется с поддержкой Москвой «Ливийской национальной
армии», ополчения так называемого «маршала» Хафтара, чье продолжающееся
наступление на Триполи началось через два дня после отставки Бутефлики. В
глазах Кремля алжирский народ не имеет абсолютно никакого права
нарушать большие маневры России в Северной Африке.

Ну хотя бы это ясно.

InoSMI

Джерело

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *