Важливо вчитися у класиків…

Сьогодні нашою спі…

Я не маю рецепту…

Сьогодні нашою спі…

Кернесюґенд

м. Харків, вул. Д…

В Ірпені утворено…

Нещодавно в Ірпені …

РЕАЛІЇ, ЯКИХ НЕ ХОЧЕМО…

Творився часопис пі…

Хто вони, кобзарі ХХІ…

Запрошуємо ознайоми…

Дуже часто читач дивує…

Сьогодні ми погово…

Пішов з життя багаторічний…

З сумом повідомляєм…

«
»

«Романтика прошла»: почему расходы на армии в мире достигли рекорда?

(Друкуємо мовою оригіналу)

Военные расходы стран мира достигли максимума с 2008 года и составляют 1917 миллиардов долларов США. Об этом говорят данные SIPRI – Стокгольмского международного института исследования проблем мира.

В лидерах за прошлый год – США, Китай, Индия, Россия и Саудовская Аравия. Германия тоже включилась в «гонку вооружений».

Почему страны стали активнее выделять деньги на армии? Насколько расходы России на армию отражают её мощь? И о чем говорит 35-е место Украины в рейтинге?

Об этом в эфире Радио Донбас.Реалии говорили военный эксперт, заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения по международным вопросам Михаил Самусь и руководитель Центра оборонных реформ Александр Данилюк.

– 1917 миллиардов долларов – максимум за время, которое изучается, пока ведет подсчёт организация SIPRI: с 1988-го года они считают расходы на оборону. Почему мир милитаризуется?

Михаил Самусь: Глобальные процессы, которые мы наблюдаем последнее время, говорят, что идёт дальнейшее разделение, трансформация мира из того поствоенного мира – я имею в виду после Холодной войны, – о котором мы сначала так романтически думали, что он будет развиваться по мирному сценарию. Но вся эта романтика очень быстро прошла. Затем началась гонка между формированием новых центров влияния.

США отказываются от роли глобального  полицейского

Михаил Самусь

Сейчас мы видим четко дальнейшую кластеризацию мира, в котором фактически и США выполняют совершенно другую роль: они отказываются от роли глобального полицейского, говорят, что мы будем заниматься своими внутренними вопросами, не хотим управлять конфликтами или заниматься установлением мира в других регионах. То же самое говорит и НАТО как организация. Европейский союз в принципе и не брал на себя ответственность за безопасность вне территории стран ЕС. Китай готовится также к новому этапу развития, Индия, другие страны.

Мир находится на пороге нового перераспределения сил, ролей, и пандемия, на самом деле, продолжает и резко усиливает эту тенденцию

Михаил Самусь

Фактически мы говорим о том, что мир находится на пороге нового перераспределения сил, ролей, и пандемия, на самом деле, как раз продолжает и резко усиливает эту тенденцию. Мы видим не только уменьшение желания ЕС работать в других регионах по стабилизации ситуации, но и даже внутри Европейского союза наблюдается такая несолидарная ситуация с точки зрения противодействия угрозы вирусу, который в принципе тоже является угрозой безопасности. Это нетрадиционная угроза, но это – угроза, которая привела к таким последствиям, некоторые эксперты говорят, возможно даже сравнимыми с мировой войной: не по жертвам человеческим, но по влиянию на экономику, на геополитику, перераспределение ресурсов и вообще влиянию на дальнейшее развитие человечества.

Тенденции, о которых говорят наблюдения SIPRI, являются срезом, который говорит о ситуации, что начиная резкое изменение с 2014 года, когда Россия начала агрессию против Украины. Россия оккупировала Крым, запустила новый процесс, который можно назвать действительно тектоническим сдвигом мирового порядка после Второй мировой войны, когда страна в Европе решила поменять границы силой. И действительно после этого, когда Россия продолжила агрессию на Донбассе, европейские страны и США решили всё-таки усилить свою оборону, потому что они увидели, что Россия как игрок перешёл красную линию и начал военные действия, военную агрессию в Европе.

НАТО даже не расценивал военную угрозу как главную, которая угрожает странам НАТО. Поэтому в те годы, оборонные расходы падали очень сильно

Михаил Самусь

Я хочу просто напомнить, что, например, где-то с 2010 года, когда была утверждена новая концепция НАТО, главными угрозами считались терроризм, техногенные катастрофы, распространение нелегальной миграции и т.д. То есть альянс НАТО даже не расценивал военную угрозу как главную, которая угрожает странам НАТО. Поэтому в те годы, особенно, например, в Восточной Европе оборонные расходы падали очень сильно. Были времена, когда, например, в той же Чехии, Словакии, Польше они падали на 60% в год, потому что политическая элита не видела смысла тратить на армию много средств, если прямой военной угрозы не существует.

Политическая элита Украины вообще не понимала, зачем эта армия существует, кроме каких-то парадов и, может быть, участия в миротворческих операциях

Михаил Самусь

В 2010–2013 годах в Украине на армию тратилось меньше одного процента ВВП, этих средств хватало просто на содержание более-менее какого-то контингента вооружённых сил. В принципе политическая элита Украины вообще не понимала, зачем эта армия существует, кроме каких-то парадов и, может быть, участия в миротворческих операциях. И даже были мощные баталии вокруг евроатлантического курса Украины, нейтрального курса Украины. Однако сама политическая элита Украины тогда не понимала или отказывалась понимать суть существования армии как таковой, как института государственного.

– Насколько я вас правильно понимаю, Россия сейчас – драйвер этой гонки вооружения, которая разворачивается во всём мире?

Михаил Самусь: Абсолютно верно. Российская Федерация начала гонку вооружений после войны 2008 года, когда осуществила агрессию Грузии. Несмотря на то, что, естественно, у Грузии шансов не было, но на самом деле этот конфликт продемонстрировал, что российская армия не готова к ведению современной войны: были проблемы с разведкой, электронной борьбой, силами специальных операций, беспилотников не было и т.д.

То, что мы увидели в Украине, как раз Россия сделала с 2008 года, когда они начали глубинные реформы в армии

Михаил Самусь

То, что мы увидели в Украине, как раз Россия сделала с 2008 года, когда они начали глубинные реформы в армии. До 2014 года они как раз усилились и смогли перейти на более современные стандарты. Парадоксально, что они использовали при этом стандарты в основном американской армии.

Те знаменитые батальоны и тактические группы, которыми атаковала российская армия Украину, это как раз не советский и не российский тактический приём, это – чисто американская тактика ведения боевых действий. Кстати, Украина только-только к ним начинает сейчас приходить. Когда мы говорим о командовании Объединённых сил, это как раз и есть этот прообраз тактических групп, когда из разнонаправленных подразделений, соединений формируются силы, которые используются в конкретной операции. Россияне этим начали заниматься после 2008 года: можно вспомнить закупки «Мистралей», например, у Франции – это исключительно наступательные корабли. Видно, что уже с 2008 года Россия готовилась к наступательным войнам. А в этот момент, Европа и США, в особенности Европа и НАТО начали резко сокращать свои вооружения и расходы на вооружения.

Поэтому после 2014 года, когда все увидели, что Россия продолжает эту агрессивную тактику, стратегию, они решили резко усилить расходы на оборону и вообще поменяли подходы к строительству вооружённых сил.

– В этом рейтинге SIPRI Российская Федерация занимает 4-е место по своим военным расходам. В 2019 году военные расходы России выросли на 4,5% и составили 65 миллиардов долларов. Прирост сравнительно небольшой, по сравнению с другими странами, да и бюджет в целом уступает около 13 раз американскому. Может ли она серьёзно претендовать на статус мировой потуги, с вашей точки зрения? Какие расходы занимают наибольшую часть в расходах на армию Российской Федерации?

В таких странах, как Россия и Китай, не только структура этих расходов, а и сами расходы, их объемы и так далее ещё с советских времён являются инструментом стратегического дезинформирования

Александр Данилюк

Александр Данилюк: В любом случае SIPRI и другие подобные организации руководствуются данными, которые предоставляются правительством. Это очень важный момент, потому что на самом деле в демократических странах расходы на оборону находятся под гражданским контролем парламента, других демократических институтов, там плюс-минус мы можем оценивать эту информацию достоверно.

В таких странах, как Россия и Китай, не только структура этих расходов, а и сами расходы, их объемы и так далее ещё с советских времён являются инструментом стратегического дезинформирования. По этой причине мы должны на статистику смотреть через призму того, что это та информация, которую Россия хотела, чтобы мир узнал и оценил.

Мы должны понимать, что всё ещё Россия в целом и её вооруженные силы являются до определённого момента потёмкинскими деревнями или такими стратегическими элементами маскировки, как надувные танки, самолёты. То есть это тоже надо понимать и не преувеличивать российские военно-технические возможности. Не уменьшать их, безусловно, но и не увеличивать. Российская сила основная не в танках и не в самолётах.

Россией уже целую эпоху руководят представители спецслужб. Причём они представлены не столько в лице Путина: на самом деле, если посмотреть, там и корпорации, и гражданские ведомства: если не СВР, то ФСБ, если не ФСБ, то ГРУ. То есть это люди, которые мыслят категориями специальных операций.

Что касается наращивания расходов на оборону в мире, в этом тоже есть логика, потому что с демократиями воевать не будут. Но по сути в 1991 году мир, может быть, в голове Фукуямы изменился, а реально-то не изменился. Произошли некие трансформации, но Российская Федерация и в принципе не была демократической страной. Про Китай тут вообще нечего говорить.

Вооружения даже таких стран, как Германия, за этот период, как вы его назвали «романтический», подистоскались. Банально были проблемы с тем, что техника, которая стояла на вооружении Бундесвера, в массе своей не могла выполнять свои функции: вертолёты не летали, танки не ездили. Поэтому это не только возможность что-то там нарастить, это просто возможность привести в божеский, в боеспособный вид уже существующую технику. И это достаточно затратная история.

Социальная сфера в украинском оборонном бюджете составляет очень большую часть – у нас, на самом деле, не так-то много остается, чтобы действительно поднаростить мышцы. Основные расходы в 2014 году, со времени российской агрессии, как раз шли на восстановление техники, потом уже вопрос поднялся модернизации. Но всё ещё мы просто ставим перед собой основные задачи, чтобы эта техника и вооружение были боеспособны, какими они в 2014 году не были. Та сухопутная компонента, которая есть, у нас плюс-минус, как и у русских, базируется на советском наследии – его привести просто в состояние боевого применения было основной задачей. Сейчас то же самое происходит и в других странах. Я не буду говорить ни в коей мере, что нету модернизации, закупки новых образцов – оно есть.

Я бы хотел поговорить на тему гибридной составляющей пандемии, как под её соусом очень много агентов влияния и Российской Федерации, и Китайской Народной Республике пытаются продать наратив, что давайте перекуем мечи на орала, танки на ШВЛы и так далее. Либо давайте увеличим расходы на социалку, на здравоохранение за счёт расходов на безопасность.

– Какое значение вообще имеют эти данные об тратах на армию в мире, где есть ядерное оружие? И говорит ли рост затрат на вооружение фактически всех стран мира (активно милитаризуется и Азия) о том, что мир идёт к войне?

На самом деле, мир уже давно в состоянии войны, причём можно её назвать мировой войной. Идёт мультипликация конфликтов локальных, региональных по всему миру

Михаил Самусь

Михаил Самусь: На самом деле, мир уже давно в состоянии войны, причём можно её назвать мировой войной. Только на этот раз война происходит не в столкновении двух блоков или двух группировок стран в Европе, а идет мультипликация конфликтов локальных, региональных по всему миру, в котором, в том числе, глобальные игроки пытаются решать свои и стратегические, и тактические вопросы. Можно посмотреть на Ближний Восток, на Ливию, на Афганистан.

Разворачивающаяся картина говорит о том, что мир находится в состоянии войны, идут глобальные трансформации. Я хотел бы при этом сказать, что эта статистическая картина на самом деле не совсем точно показывает тенденции, потому что действительно, если Германия и другие европейские страны начали тратить на оборону, то, например, по моим оценкам, это не привело к тому, что возрастает боеготовность, например, стран Европы и даже НАТО. Особенно в европейской части к отражению российской агрессии. Потому что по-прежнему в Европе царит суверинизация этих расходов, никак европейцы не могут договориться о собирании и распределении расходов, ресурсов, вооружений, всех инструментов, которые могут эффективно бороться с угрозами и при этом экономить огромные средства.

Хочу напомнить: несмотря на все усилия, в Европейском союзе оборонные бюджеты всех стран Европы распределены между национальными правительствами, то есть нет никакого общего бюджета.

– То есть, несмотря на существование НАТО, каждая страна готовиться защищаться отдельно?

Европа без США сейчас не может гарантировать, что они могут выстоять против любой атаки Российской Федерации

Михаил Самусь

Михаил Самусь: Абсолютно. Потому что в НАТО в принципе все располагают, что придёт США и защитят. К сожалению, Европа без США сейчас не может гарантировать, что они могут выстоять против любой атаки Российской Федерации. Они просто не готовы к войне. Это чистая правда: европейские страны не готовы к войне – ни армии, ни общества, ни государства. В рамках НАТО я бы сказал, что воевать с Россией готовы, возможно, США, Великобритания, естественно Польша, возможно Румыния и страны Балтии.

Александр Данилюк: Сокращать оборонные бюджеты из-за пандемии придётся по той простой причине, что общая экономическая ситуация не будет содействовать тому, чтобы эти расходы оставались на том же уровне. Бюджеты будут меньше, чем планировалось, соответственно проценты, которые закладывались в бюджеты, будут в номинальном выражении меньше.

С другой стороны, возможно, это не только вызов, но и возможность пересмотреть в целом приоритеты, сосредоточиться на более важных и необходимых вещах. В данном случае я говорю не только о Западе, но и о Украине в первую очередь. У нас безусловно после 2014 года финансовое внимание к вооружённым силам было существенно увеличено со стороны парламента и правительства. Но всё ещё есть вопросы по правильной расстановке приоритетов при осуществлении и государственного оборонного планирования, и как следствие уже гособоронзакупок.

Многие считают, что сейчас в связи с ситуацией экономической, с пандемией, якобы Россия умерит свои амбиции геополитические. Если в Российской Федерации внутренняя турбулентность не начнётся в острой форме и они не будут сосредоточены, чтобы решать внутренние проблемы, в том числе с применением силовых методов и вооружённых сил местами, то, к сожалению для нас, на самом деле, такие тенденции по ухудшению благосостояния россиян являются не тормозом, а наоборот – триггером агрессии.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім’я не буде розкрите)

Джерело

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *