Если сегодня провести выборы на Донбассе, победит партия политики Путина – Гончаренко

(Друкуємо мовою оригіналу)

Реинтеграция оккупированной части Донбасса будет продолжаться минимум одно поколение. Такое мнение высказал министр по вопросам реинтеграции Алексей Резников.

«Мы говорим о безопасной реинтеграции, которая не покромсает страну и не создаст новых рисков», – заявил он.

Когда всё-таки удастся вернуть Донбасс и каким образом? Какой ценой Украина будет его принимать?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили аналитик Донецкого института информации Виталий Сизов и народный депутат из фракции «Европейская солидарность» Алексей Гончаренко.

– Давайте представим, что Донбасс «вернётся»: как его Украина должна принимать?

Виталий Сизов: «Вернётся» – это в плане, что он куда-то уходил. Если мы живём в наративе, что у нас внешняя агрессия, то никто никуда не ходил и, следовательно, никто никуда возвращаться самовольно не будет. Поэтому насчёт «примет или не примет»: как страна может отторгнуть часть себя?

У нас есть законодательно определённый статус этих территорий. Понятно, что там де-факто «власть» – это представители Российской Федерации, поэтому о свободном возвращении я бы не говорил.

Касательно выступления вице-премьера, там было некое противоречие. Он сказал, что поколение уйдёт, как минимум, и при этом дал пример Германии, где всё это произошло явно не в течение поколения, а буквально за один момент.

У нас есть условия, прописанные в Минских соглашениях, других нет. И то, о чём говорил вице-премьер: необходимо принимать законодательство, которое предусмотрено этими соглашениями. Если мы не согласны с трактовками Российской Федерации этих соглашений, Украина могла бы сама занять проактивную позицию и, хоть это не предусмотрено «Минском», но могла бы сама показать драфты хотя бы этих законопроектов: об амнистии (как она его видит, как она приемлема), о статусе, специфике местного самоуправления. Но, к сожалению, пока мы не видим политической воли заниматься этими вопросами. Проще в украинских реалиях для многих политиков бросить всё на самотёк и не предпринимать никаких самостоятельно проактивных движений.

Потому что если мы не согласны, то и нашим партнёрам было бы понятнее: хорошо, вы не согласны, дайте тогда виденье того, с чем вы согласны, какой ваш рецепт. Нашего виденья нет.

К сожалению, наш политический класс предпочитает спрятаться и всячески избегать любых, даже декоративных решений. Даже того, что требует Российская Федерация: отмены этого постановления.

С точки зрения рациональности, мы понимаем, что действительно, непонятна принципиальность России в этом вопросе, потому что мы знаем, что выборы пройдут и постановление утратит свою силу. Остались месяцы, и понятно, что за этот короткий промежуток времени вряд ли там будут договорённости, какие-то прорывы, которые обеспечат там проведение выборов – это невозможно.

С одной стороны, мы это прекрасно понимаем. С другой стороны, если есть такое требование, которое не влияет никак на внутриполитическую обстановку, но помогает пушить вопросы обмена людей, возвращения их домой, освобождения людей, открытия пропускных пунктов – то по крайней мере мы можем рассмотреть это с точки зрения каких-то рациональных основ. Не с точки зрения, что происходит некая «зрада» и модификация постановления, которое ни на что не влияет.

– Алексей, какова ваша оценка слов господина Резникова?

Алексей Гончаренко: Если Россия ищет повод, почему не вести переговоры, то она легко его найдёт: можно придираться к тому пункту постановления или к другому. То есть, если цель России добиться (а мы понимаем, что это и есть их цель) выборов на оккупированной части Донбасса как можно скорее, то это абсолютно не отвечает национальным интересам Украины, потому что невозможно проводить там выборы ни сегодня, ни завтра, ни пока там есть российская армия и боевики.

Даже если представить, что они оттуда исчезли, сразу выборы провести нельзя, потому что людям, которым шесть лет рассказывали, что «хунта» их «убивает», нельзя в один день рассказать что-то другое. И сегодня там, даже если провести, условно говоря, честные выборы, то понятно, что на них победит только партия политики Путина, потому что проукраинские граждане оттуда выехали, а остальных там зомбируют уже много лет, промывают им мозги.

Поэтому нужен переходной период, длительностью не менее одного года, когда там будет работать украинский закон, украинские СМИ, и только тогда можно переходить к выборам. Поэтому, я думаю, Россия добивается этих выборов как можно скорее, чтоб легитимизировать своих прокси – как депутатов местных, мэров и так далее, выйти из-под санкций, а дальше они в любой момент возобновляют нам войну при том же трактовании, что она «гражданская». Это не отвечает интересам Украины в корне.

Виталий Сизов: Насчёт политической цены этого постановления, которое утратит свою силу, тут надо взвешивать, насколько нам важны открытия новых пропускных пунктов, активизация обмена незаконно удерживаемыми лицами. Такое впечатление, что это постановление имеет какую-то мощь, что стоит внести в него изменения, и сразу же, через несколько месяцев, будут проведены выборы. Но это же не так: есть демилитаризация, даже если захотеть их провести, есть разоружение: надо принять законодательную базу, на какой основе их там проводить.

Мне кажется, что скорее люди, незаконно удерживаемые, и гражданские, которые проживают в «серой зоне» и страдают в результате боевых действий, стали заложниками политического противостояния, когда вопрос, не влияющий на расстановку сил, линию фронта, существующий только в политическом поле – естественно Российская Федерация пытается давить на Украину.

Алексей Гончаренко: Думаю, что России очень важно получить подписи представителей «ЛДНР» на одной бумаге с Украиной – определённая легализация.

И второе – им важно продавить для следующего шага: здесь остался месяц до выборов, вы нас обманываете, значит давайте проводите их скорее. Вы говорите о демилитаризации, а Россия о никакой демилитаризации не говорит. Она говорит, что народ Донбасса хочет избрать своих представителей как можно скорее. Поэтому я, к сожалению, вижу, что Россия совсем не случайно требует этого изменения постановления. А следующими целями после этого постановления будет поставлен следующий ультиматум: а теперь давайте эти выборы скорее.

Ключи от мира – у Путина. Он абсолютно не поменял своих планов в отношении Украины и не собирается просто так уйти из Донбасса, не используя его дальше, как рану в теле Украины, через которую постоянно сочится кровь и которая не пускает нас свободно двигаться в западном направлении. Поэтому я боюсь, что никакая стратегия Путина по отношению к Украине не изменилась и не изменится. Для Путина это – инструмент, он сейчас увидел, что для Зеленского эта тишина – болевая точка, и он её использует.

– Представьте: Донбасс освобождён – что дальше?

Алексей Гончаренко: Следующие шаги – переходной период: желательно три года, но нужен хотя бы один, в который туда полностью возвращается Украина во всех её проявлениях, но никаких выборов там не происходит. Через 1–3 года происходят выборы, амнистия: кроме тех, кто совершил тяжкие преступления. Надо принимать закон о колаборантах, чтобы они не избирались в органы власти. Это должно быть чётко прописано украинским законом.

Подпишитесь на нашу пятничную рассылку «Неделя на Донбассе». Все важное о регионе коротко – всего в одном письме в неделю!

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

 

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім’я не буде розкрите).

 

 

 

 

 

 

Джерело

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *