Діти-читачі з Харківщини та…

Дитячий Міжрегіона…

На будинку, де вийшла…

В центрі Лубен, на …

На відміну від української…

Говорить Андрій Крю…

Має бути державна політика…

Говорить Дмитро Шев…

Якщо студент хоче бути…

День українськомовн…

Мова — це зброя.…

День українськомовн…

Скільки можна поступово, вже…

Скільки можна посту…

«
»

Мы фактически обманываем европейских партнеров – Максим Бородин о том, как Мариуполь передает данные о воздухе в глобальную систему

(Друкуємо мовою оригіналу)

1 ноября в Мариуполе планировалась большая экологическая акция протеста. Ее требования – а это модернизация отдельных узлов производства меткомбинатов, закрытие коксохима в черте города и принятие законов, которые бы обязали заводы оснастить источники загрязнения анализаторами воздуха – адресовали компании «Метинвест», президенту и Верховной Раде Украины. Но из-за перехода Мариуполя в оранжевую карантинную зону по COVID-19 от митинга пришлось отказаться.

Холдинг «Метинвест», владеющий двумя градообразующими предприятиями – меткомбинатом Ильича и «Азовсталью» – уверяет, что экопроекты являются для него одними из приоритетных, и что на модернизацию обоих комбинатов потратили в 2019-м более 80 миллионов долларов.

Но глава депутатской комиссии горсовета по вопросам экологии и здравоохранения Максим Бородин утверждает, что заводы провалили сроки важных модернизаций и нарастили производство. Это, плюс особенности осенней метеорологии, вылилось в толстые слои бурой пыли на подоконниках мариупольцев.

– В последнее время город накрыло облако пыли с едким запахом, которое не рассеивается даже ветрами. Что происходит?

– Факторов много. Один из них – увеличение производства, причем, на обоих комбинатах, как сообщают наши инсайдеры. Когда мы видим бурые облака, которые синхронно появляются над производствами, это подтверждает увеличение производства. Еще это связано со сменой сырья. Резко увеличились неорганизованные выбросы. Следующий фактор – сезонный: погодные условия сильно влияют на рассеивание выбросов и осенью изменяются в худшую сторону: выбросы придавливаются верхними слоями атмосферы и, фактически, прижимаются к земле.

Это легко увидеть, особенно когда подъезжаешь к городу. А если выбросы не рассеиваются, они разносятся ветром по всему городу. Если два месяца назад люди редко жаловались, что запах коксохима присутствует в районе АС-2 (западная окраина Мариуполя – ред.), то сейчас это приобретает массовый характер.

– А где же обещанная очистка, модернизация и публично принятые «Метинвестом» обязательства по реконструкции коксохима?

– Коксохим доживает свой век, но его собственник всем силами пытается это «доживание» продлить. Мы понимаем, что никаких глобальных модернизаций там сделано не будет, да и невозможно это сделать – коксовые батареи сносятся целиком и строятся новые. Новые мы построить в центре города не дадим, это понятно. А для собственника потеря даже старых, отживших свое время, коксовых батарей – это дополнительные расходы на природный газ. Поэтому со старыми батареями будут тянуть до последнего, как это было в 2012 году. Тогда одна из батарей рухнула, а две оставшиеся закрыли после массовых протестов.

В феврале «Метинвест» отчитывался об установленных системах газоочистки на обоих комбинатах и о других реконструкциях, например – прекращении охлаждения одной из домн морской водой:

– Если выбросы, по вашим словам, растут, как заводы получают разрешения на них?

– Разрешения на выбросы выдаются на семь лет, но предприятия часто идут на хитрость и получают новые разрешения, не дожидаясь окончания предыдущего срока. Таким образом продлевают сроки, чтобы не выполнять мероприятия, принятые в предыдущем периоде.

Это стандартная практика последних 25 лет. Самая циничная история с прошлыми разрешениями в том, что глава Донецкой ВГА сыграл на стороне Рината Ахметова. Когда мы требовали внесения сроков модернизации в разрешение, администрация не захотели переделывать документы и предложила комбинатам взять на себя публичные обязательства. Обязательства они взяли, указали сроки, у нас есть официальные письма. Только в этих письмах указано, что модернизация конвертеров «Азовстали» (одного из двух) должна завершиться в конце этого года (здесь график модернизации). На сегодня этого нет и нам даже не могут сказать точных сроков. Даже проект модернизации не закончен.

В 2016-м сроки модернизации меткомбинату Ильича и «​Азовстали» продлили на 5 лет, то есть до 2021 года работы должны завершиться на 20 объектах

Я писал официальный запрос, хотел знать, на какой стадии находится реализация экологической программы 2012-2020, и что было сделано. Так вот, до конца года мероприятий по модернизации конвертера нет. История такая, что несмотря на принятые публичные обязательства, большая часть их не выполнена. Ремонтные работы ведутся на аглофабрике, процесс идет, но эффективность этого мы увидим в конце года. Трубы не дымят, но сегодня есть большие неорганизованные выбросы из цехов. Есть две недостроенные газоочистки. Достроят, запустят, вот тогда и посмотрим, будет ли результат.

– В городе же есть система мониторинга: установлено множество газоанализаторов, постов наблюдения, лабораторий, разве это не может засвидетельствовать нарушения?

– История с мониторингом непростая и печальная. Государственный мониторинг на сегодняшний день недееспособный. Посты ОГА – дополнительный инструмент, который, к сожалению, не учитывается в общегосударственных измерениях, хотя есть постановление Кабмина об учете данных с этих постов. Так вот эти посты, так называемые «посты Натруса», имея на вооружении очень качественное оборудование, не обслуживаются должным образом. С момента их установки эти посты или не показывают информацию вообще или показывают ее некорректно. Есть уже данные, которые и мы меряем, и стационарные посты дают. И если новые посты дают мизерные показатели, в сравнении с уже существующими, это значит, что они не работают. Есть ответ, что запчасти к этим постам «не доехали», и виноват в этом COVID.

Вишенкой на торте в этой истории является то, что недавно очень громко Минэкологии и природных ресурсов вместе с Донецкой ОГА заявило о присоединении к глобальной европейской системе мониторинга. То есть данные с существующих постов выводятся в европейскую систему. Хорошо это? Да, это круто. Но самое ужасное в этой ситуации то, что европейцы пока не знают о том, как работают и что показывают эти посты. Я думаю, что скоро они об этом узнают.

– Если я правильно поняла, посты подсоединили к глобальной сети, минуя общегосударственную?

– Ну вот такой нонсенс у нас. Главное требование европейской системы мониторинга – верификация (проверка) данных. Все данные должны быть перепроверены, вовремя проведены калибровки (приборов – ред.) и все регламентные работы должны проводиться в установленный производителем срок. Если мы получаем ответ ДонОГА, что нет запчастей и из-за этого не проведены необходимые регламентные работы, а данные продолжают передаваться, то мы фактически обманываем наших европейских партнеров и обманываем людей, которые смотрят на эту карту. Думаю, что закончится это тем, что Украину отключат от этой системы. Лучше не передавать данные какое-то время вообще, чем искажать реальность.

Что касается мониторинга выбросов в целом по Украине, то наша команда об этом кричит последние пять лет, я и в «Новых лидерах» участвовал, чтобы вынести эту тему на общенациональный уровень. Существующая система неэффективна, нужна новая. Мы вместе со специалистами написали проект концепции самой реформы. Нам нужна центральная референсная лаборатория, которая будет давать оценку работоспособности существующего оборудования. На сегодняшний день, покупая приборы европейского уровня, негде их проверить на соответствие. Существующие лаборатории только переводят инструкцию на русский язык, но полевых тестов не проводят.

Такая ситуация возникла с постами, установленными на границе санитарной зоны в нашей области. Каждый прибор, а их на сегодня около 50-ти, куплен за 1 миллион гривен. То ли это злая воля, не знаю, но с момента их установки мы параллельно делали замеры своим оборудованием – разница в разы. И если наши данные совпадают с референсными постами, то мобильные посты генерируют набор случайных чисел. Несмотря на мои обращения в ДонОГА, там собираются еще докупать такие посты. Это прямая коррупция, злой умысел. Люди, которые это поддерживают, должны ответить. Но, к сожалению, пока нет политической воли привлекать этих людей к ответственности. А то, что сменили не только министра, но и вернули старые кадры в государственную экоинспекцию, говорит о том, что все ожидания на эко-реформу можно похоронить.

 

А Минприроды, несмотря на тот проект, который мы подали, на требования по увеличению штрафов для загрязнителей и штрафов недопуск общественников на предприятия, не дает внятных ответов. Хотя мониторинг напрямую не влияет на загрязнителя, только дает понимание общей картины – это основная часть контроля.

– Вас в составе экологической инспекции не допустили на заводы во время инспекции, почему?

– Меня лично, как официального общественного экологического инспектора в составе экоинспекции, не допустили уже два раза. Причина – ссылка на коронавирус. При этом мы видим, что ситуация катастрофическая с выбросами. А экоинспекция говорит, что ничего не может сделать, потому что нет ответственности за недопуск. Пока ВР не примет закон, к примеру 1 млн гривен за первый недопуск, 5 млн – за второй, ничего не изменится. У нас частника на изнанку вывернут за нарушения, а крупным загрязнителям – ничего.

– А что может сделать городская власть в этой ситуации, и делает ли?

– Городская власть могла бы повлиять на ускорение модернизации. Например, под объектами, где еще не выполнена модернизация, повысить ставку на использование земли. На сегодняшний день это 1%, это меньше, чем платят все предприниматели.

Мы можем поднять ставку до 14% и тем самым стимулировать загрязнителя. Это же касается и шлаковых гор. За три шлаковых горы «Метинвест» платит в год около 5 млн гривен, для них это – копейки. Если бы они платили 50 миллионов, то наверняка задумались о строительстве цементного завода или еще чего-нибудь. А на сегодня им выгодно просто хранить шлак и ничего с ним не делать.

Ситуация реально тупиковая. Все законные средства за последние 5 лет мы использовали: писали проекты законов, требовали ужесточения контроля, пытались вести диалог с представителями заводов. Мы не критиковали, сидя на месте. Сейчас все приближается к протестам. Мы планировали их 1 ноября, после выборов (партия «Сила Людей», в которую входит Бородин, баллотировалась в горсовет – ред.), чтобы никто не спекулировали на этом.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім’я не буде розкрите).

Джерело

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *