Діти-читачі з Харківщини та…

Дитячий Міжрегіона…

На будинку, де вийшла…

В центрі Лубен, на …

На відміну від української…

Говорить Андрій Крю…

Має бути державна політика…

Говорить Дмитро Шев…

Якщо студент хоче бути…

День українськомовн…

Мова — це зброя.…

День українськомовн…

Скільки можна поступово, вже…

Скільки можна посту…

«
»

Медведчук получил контроль над крупнейшим городом Донбасса?

(Друкуємо мовою оригіналу)

Поддержанный партией «Оппозиционная платформа – За жизнь» Бойко-Медведчука самовыдвиженец Александр Гончаренко победил действующего мэра Краматорска Андрея Панкова во втором туре выборов 15-го ноября.

Он взял почти 58% голосов при 40% у конкурента, при этом явка в Краматорске составила всего 23% – нового мэра выбрали менее 19-ти тысяч избирателей из 160-тысячного населения города.

Поддержал Гончаренко и народный депутат, директор одного из ключевых предприятий в городе «Энергомашспецсталь» Максим Ефимов, который, по словам журналистов, сформирует свою коалицию и в горсовете Краматорска.

Почему проиграл Панков? Какую роль в победе Гончаренко сыграла поддержка ОПЗЖ? И значит ли его победа, что Краматорском, ключевым городом подконтрольной Украине части Донбасса, теперь управляет партия Бойко-Медведчука?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили политолог, координатор Центра общественного контроля «ДІЙ-Краматорськ» Андрей Романенко, политолог, директор Центра исследований проблем гражданского общества, Виталий Кулик и журналист Денис Казанский.

– Давайте обсудим явку: почему только 23% горожан пришло выбирать мэра Краматорска?

Андрей Романенко: Мне кажется, и разочарование в политике, и усталость от выборов, и коронавирус, и плохая погода – все это сыграло, в результате действительно пришло 23%. По факту, сейчас в Краматорске живёт порядка 250 тысяч человек. И действительно этот результат, который показал Александр Гончаренко, он меньше 19 тысяч. Это самый низкий результат за все выборы мэров за последние 15 лет. Даже довоенный мер Геннадий Костюков во время своей каденции на второй срок набрал на 500 голосов больше, чем Александр Гончаренко в этот раз.

Фактически в пользу Гончаренко сработала «мобилизация электората». Если мы посмотрим на картину города, где какая явка и где какой процент поддержки, мы увидим, что на посёлках, где живёт в основном очень взрослое население, поддержка Александра Гончаренко в 4, 5, а иногда и 7 раз выше, чем у Андрея Панкова и явка выше, чем в среднем по городу. То есть с электоратом целенаправленно работали. Там была прямая работа с избирателями: от двора к двору, обещание каждой конкретной бабушке, что у неё всё будет хорошо.

– Не видите риска недостатка легитимности избранного мэра? Получается, его выбрала только десятая часть горожан, которые имели право голоса. Как отнеслись к его победе в городе?

Андрей Романенко: Мне трудно говорить за весь город. Мне кажется, 75 % не пришли проголосовать: им было всё равно, им сейчас по-прежнему всё равно, что будет с городом, что происходит и кто будет мэром. И это – огромная проблема, потому что это очень низкий уровень легитимности. Мэру будет тяжело идти на какие-то непопулярные шаги, тем более впереди у него серьёзные вызовы: коронавирус – это медицинский вызов, социальный вызов и нелёгкая зима (до апреля ещё нужно дожить всем гражданам-краматорчанам, не только бизнесу, который есть в городе).

– Денис, вы написали в фейсбуке о предвыборных баталиях в Краматорске: «То, что сейчас происходит в городе, – это откровенный плевок в его жителей и их право выбора». Поясните, о чём вы?

 

Денис Казанский: Когда мы говорим о том, что якобы кандидата Гончаренко поддерживала широкая коалиция: «Слуга народа», ОПЗЖ, на самом деле надо понимать, что его поддерживал Максим Ефимов. То есть вся эта коалиция – это по сути один человек. Есть такой неофициальный хозяин Краматорска, как его называют, восходящая звезда украинской олигархии, владелец завода «Энергомашспецсталь» и ряда теперь уже бывших активов семьи Януковича – Максим Ефимов.

Это достаточно богатый влиятельный человек, который является депутатом от Краматорска, по этому округу он избирался в парламент, и он фактически все местные партийные организации покупает как франшизы. А потом они в итоге изображают такой плюрализм, коалицию и выдвигают человека, который по факту является тоже ставленником Максима Ефимова – этот кандидат Гончаренко.

Кроме того, были свидетельства подкупа, мне присылали и скрины переписки, как людей покупают. Я их не стал выкладывать, потому что понимаю, что скрин – это не подтверждение, не доказательство, а вот то, что это было зафиксировано полицией, задокументированы такие случаи – я как раз выкладывал документы, которые говорят о том, что это факт. Уже нельзя сказать, что не было подкупа, потому что были вот такие факты.

О чём говорить, если бюллетени на эти выборы печатала местная типография, которая подконтрольна депутату из партии Максима Ефимова? То есть с той же партии, с той же команды, откуда Гончаренко. Получается бюллетени для выборов печатает по факту один из кандидатов, то есть его команда. Это всё открывает широкие возможности для подтасовок, вбросов и фальсификаций.

– Ну а как же НКМЗ и Георгий Скударь, который назывался хозяином города? Какую роль он играет в этом противостоянии?

Денис Казанский: НКМЗ тоже всегда претендовали на большой кусок пирога, на власть в этом городе. Последнее время они теряют власть, хватку, видимо, это связано с возрастом. Максим Ефимов – человек для бизнеса и политики достаточно молодой, ему немного за 40, а Георгию Скударю – глубоко за 70. Поэтому он, как говорится, уже представитель такой старой элиты, которые уходят постепенно.

На Донбассе после развала Партии регионов образовалась такая политическая конкуренция. То есть эти кланы, которые раньше входили в Партию регионов, были объединены под одним политическим брендом, теперь разбились на разные мелкие группировки и враждуют друг с другом. Мы видим элементы такой борьбы в Краматорске.

– Почему первый номер от ОПЗЖ в горсовет Краматорска Геннадий Суков поддержал победившего Александра Гончаренко?

Андрей Романенко: На самом деле эта коалиция между Суковым и Гончаренко начала формироваться ещё тогда, когда Геннадий Сергеевич работал на НКМЗ. Была такая идея, что Гончаренко будет представлять сразу два завода и два крупных предприятия, два клана поддержат его выдвижение. Как мы поняли потом, это всё делалось за спиною Георгия Скударя, и буквально за несколько дней до выборов Геннадий Суков перестал руководить НКМЗ. Поэтому, собственно говоря, это надежна на его политическое будущее, что он найдёт себя в ОПЗЖ, потому что он перестал быть причастным к клану НКМЗ и теперь ему надо искать новых покровителей, новую силу, с которой можно продолжать жить в городе.

– Насколько новый мэр города аффилирован с ОПЗЖ?

Андрей Романенко: Он не является членом ОПЗЖ, он идёт как независимый кандидат, в том числе от Максима Ефимова и его команды «Наш Краматорск». Но тут вопрос в том, насколько ОПЗЖ связана с Максимом Ефимовым. Когда мы смотрим на людей, которые прошли от ОПЗЖ в городской совет, это где-то на половину люди Максима Ефимова: сотрудники его предприятий, его бизнес-партнёры, старые друзья и знакомые. Собственно говоря, связка такая существует между ОПЗЖ и Максимом Ефимовым, и как следствие – между Максимом Ефимовым и Александром Гончаренко.

Слушатель: Валерий, Краматорск. Я соглашусь, что здесь авторитет так называемого нового олигарха сыграл свою роль – Максима Ефимова. Людей конечно (голосовало – ред.) мало. У Панкова характер не разговорчивый, а здесь была активная рекламная компания за Гончаренко, люди очень разговорчивые, активные – и это, наверное, сыграло роль. Есть свои плюсы: всё-таки сменяемость власти – это тоже хорошо. Максим Ефимов, мне кажется, не ляжет под ОПЗЖ, это такая самостоятельная фигура, уже сложившийся, пока маленький олигарх, но, я думаю, он будет вести свою игру. Он спонсирует футбольный клуб «Авангард», многие, кто любят спорт, поддержали в этом плане Максима Ефимова. И инфрастурктурные объекты: парки, сад Вернадского – это всё было под флагом Ефимова. С Панковым в основном жители связывают детские площадки, мелкие проекты.

Андрей Романенко: Мы идём к тому, что у нас будет коалиция, которая будет полностью контролировать мэра. То есть, если вдруг по какой-то причине мэр осознает себя большой политической фигурой, то у Максима Ефимова есть 28 голосов, чтобы в любой момент отправить его в отставку.

Хочу сказать, что нас в Краматорске ждут очень весёлые времена, потому что мы не знаем, кто кому что обещал. На этой неделе должна состояться первая сессия городского совета, многое будет понятно по тому, кому достанется должность секретаря городского совета. Я так понимаю, что Максим Ефимов хотел бы получить себе эту должность, то есть своей политической силе – «Нашему Краматорску». «Оппозиционный блок» как формальный победитель выборов тоже не прочь иметь своего секретаря в горсовете, и не факт, что это будут люди Ефимова, аффилированные внутрь ОПЗЖ. Но существует версия, что «Слуга народа» пытается получить своих секретарей городского совета практически во всех городах Донецкой области (где они проиграли, по сути). И мы не знаем тоже, какие обещания там давали.

– Если суммировать результаты местных выборов в Донецкой и Луганской областях, многие обозреватели говорят, что это – некая битва между Медведчуком-Бойко и Ринатом Ахметовым. Вы рассматриваете это так? Если да, кто выиграл в этой битве и победа кого лучше для Украины?

Виталий Кулик: Я бы не сводил всё к такой дихотомии – противостоянию Медведчука и Ахметова. Ефимов – человек, который имеет собственный амбиции в городе, его влияние достаточно серьёзное, я бы не сказал, что он на чей-то стороне – Медведчука или Ахметова: у него есть там свой интерес.

Во многих других городах Донбасса и Луганской области мы видим похожие вещи, когда внутри известных политических мегабрендов мы видим людей, которые связанны непосредственно с местными кланами и группировками влияния. Поэтому во многих вопросах они будут слушаться не своё партийное руководство, а скорее, будут ориентироваться на местные интересы.

Это может привести, кстати, к целому ряду отзывов депутатских мандатов после начала действия императивного мандата, когда центральное руководство попытается разрушить мезальянсы, которые будут формироваться в первые дни формирования большинства на местном уровне, когда центральное руководство увидит, что их франшизы проданы или отданы на откуп тем или иным группам влияния и начинают блокироваться с людьми, которые не поддерживаются и с которыми есть конфликты на центральном уровне.

Это видим по всей Украине. Похожие вещи есть и на Донбассе, когда диаметрально противоположные политические силы оказываются в руках одного клана или группы интересов, и будут блокироваться во время нужных голосований в местных советах, например, во время бюджетных вопросов или голосования за землю или других знаковых, маркерных вопросов повестки дня местных советов.

Подпишитесь на нашу пятничную рассылку «Неделя на Донбассе». Все важное о регионе коротко – всего в одном письме в неделю!

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім’я не буде розкрите).

Джерело

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *