Про село Костянтинівка на…

Тут просто чудові…

Про одну хату на…

Ми приїхали на хуті…

Чоловік купив село п'ятсот…

Чоловік купив сел…

З гумором на десятому…

Ми проїхались по се…

Село Тарасівка на Київщині.…

Ми звернули з дорог…

З міста — до…

Ми від'їхали в…

З міста — до…

Ми від'їхали в…

«
»

Под другим именем – и больше трех лет без связи. Монолог матери плененного на Донбассе украинца

(Друкуємо мовою оригіналу)

Процесс обмена между украинской властью и подконтрольными России силами на Донбассе снова задерживается, хотя Нормандская четверка об обмене всех на всех договорилась еще в декабре 2019 года. По данным Службы безопасности Украины, в плену российских гибридных сил находятся 268 человек. Однако эта цифра неполная: «на подвалах», в колониях и пыточных (вроде бывшего завода «Изоляция») также удерживают тех, кто годами считался без вести пропавшим – такие данные есть у родственников.

Одна из таких историй – о 35-летнем жителе Сумской области Станиславе Боранове, который пропал 31 августа 2017 года. Первые сообщения о местонахождении сына мама Станислава Валентина Боранова получила от анонима в 2018-м, и только еще через год, после большого обмена пленными с одной стороны и осужденными за преступления против Украины с другой смогла понять, где именно удерживают Станислава, и что ему пришлось пережить.

Радио Донбасс.Реалии публикует монолог мамы плененного на Донбассе украинца, которому за 3,5 года ни разу не разрешили связаться с семьей.

Мамино сердце

«Наша семья из села Степное, это в Сумской области. Мы небогатые, но дружные. С мужем всю жизнь работали в колхозе, воспитывали детей.

После окончания школы Стас получил повестку и пошел в армию. Когда вернулся со «срочки» – стал работать. Ремонты делал, землю орал и по дому помогал. Потом завел семью, у него родился ребенок. Сын искал подработки, и поэтому часто уезжал из дому. В 2017 году он уехал на работу в Киев, а оттуда, как мы позже выяснили, поехал в Донецк, чтобы помочь с переездом своему товарищу.

Последний раз мы разговаривали по телефону 31 августа 2017-го. Потом Стас будто сквозь землю провалился: его мобильный был отключен, мы забили тревогу. Невестка обратилась в полицию, и спустя какое-то время безрезультатных поисков Стасу присвоили статус без вести пропавшего.

В феврале 2018-го одной из жительниц нашего поселка написал мужчина в фейсбуке, мол, «вижу, вы из Степного, а семью пропавшего парня знаете? Передайте матери, что он жив, но 9 сентября 2017 года попал плен в Донецке». О нашей ситуации знали не только в поселке, но и в районе, так что девушка, которой написал аноним, быстро с нами связалась. Мое сердце чувствовало, что это правда, и мы передали информацию СБУ. Попросили сразу же, чтобы Стаса внесли в списки на обмен.

Но более точные детали о сыне и его состоянии удалось получить только после очередного обмена. Освобожденные ребята рассказали мне, что видели Стаса в плену, и что удерживают его под фамилией Божок, а не Боранов. Дата рождения тоже другая: не 11 марта 1986-го, а 9 мая 1985-го. Почему так? Не знаю.

Еще сразу несколько теперь уже бывших пленных рассказали про алюминиевый крестик, подаренный Стасу бабушкой. Он раньше всегда носил его, как оберег, а в 2017-м забыл дома. Только сын знал, где лежит крестик — и это еще одно доказательство, что Стас жив.

Освобожденные также рассказали, что сначала сына удерживали на территории бывшего завода «Изоляция». Там Стаса неоднократно пытала группировка «ДНР» и заставляли его работать на скотном дворе. Потом обвинили в шпионаже. Есть информация, что сейчас он находится в колонии №97 в Макеевке Донецкой области.

За 3,5 года мы ни разу не связывались. Несмотря на мои мольбы, Стаса не включают в списки на обмен – говорят, та сторона не подтверждает, что он у них. От этого опускаются руки и теряется всякая вера в справедливость. Но я точно знаю, что мамино сердце не ошибается, так что за освобождение сына, под какой бы фамилией его не удерживали, я буду бороться до последнего».

 

В последний раз о прогрессе в обмене украинская сторона в ТКГ заявляла в августе 2020 года, когда только начало действовать новое перемирие (и оно выполнялось). Тогда глава парламентского комитета по социальной политике и представитель в гуманитарной подгруппе ТКГ в Минске Галина Третьякова сообщила Радио Донбасс.Реалии, что стороны договорились провести верификацию списков: Украина проверила около ста человек, запрашиваемых Россией, и ожидала того же от своих оппонентов. Но больше новостей не появилось.

Представитель оккупированных территорий от украинской делегации в ТКГ Сергей Гармаш в декабре 2020 года уточнил, что за полгода списки на обмен подавались в контактную группу 4 раза. «Мы четыре раза подавали списки на всех, там больше 200 человек, 11 это те, которые находятся в тяжелом физическом состоянии. Россия ни разу за те полгода, что я в ТКГ, не подала никаких списков, она блокирует эти процессы сначала требованием отмены постановления Рады о местных выборах, сейчас она уже хочет постановление Рады, которое якобы должно утвердить некий мирный план, предложенный ОРДЛО», – заявил Гармаш.

Также к заключенным в оккупации не допустили Международный комитет Красного Креста, хотя в декларации парижского саммита Нормандской четверки прямо предполагался этот шаг. Российские гибридные силы на Донбассе обвиняют Украину в срыве обмена.

ОСТАННІЙ ВИПУСК РАДІО ДОНБАС.РЕАЛІЇ:

Ми працюємо по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім’я не буде розкрите.

 

Джерело

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *