Перед тим як майбутнє…

Нашим співрозмовни…

Я мрію, навчаю, пишу…

Сьогодні ми виріши…

Часи та світи для…

Сьогодні ми виріши…

Час невпинно диктує моду…

Різні часи - різні…

ПРОДАЖ УКРАЇНСЬКОЇ ЗЕМЛІ –…

Закон, котрий дозво…

ЗЕМЕЛЬНА АФЕРА

Вночі, як злодії. В…

Війни, пошесть та бунти.…

Інтерв'ю з Іриною …

Українська земля — не…

Українська земля —…

«
»

Тука: У России есть сценарий, когда “ЛДНР” обратятся в Госдуму с просьбой о признании,

Тука: У России есть сценарий, когда "ЛДНР" обратятся в Госдуму с просьбой о признании, та согласится и начнется крупномасштабная война

В эксклюзивном интервью корреспонденту издания "ГОРДОН" бывший волонтер и глава Луганской военно-гражданской администрации, а теперь заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Георгий Тука рассказал,
к каким последствиям привела необдуманная политика на Донбассе, что необходимо для возврата оккупированных территорий, почему Луганская область интегрируется в Украину быстрее Донецкой, по какой причине он считает сейчас для себя более приемлемой работу в министерстве и что собирается делать на новом посту.
.
.
– Что из себя представляет стратегия в отношении оккупированных районов Донецкой и Луганской областей, которая сейчас обсуждается на самом высоком уровне и которую предлагает президент?
– Я не имею опыта дипломатического общения. Мне трудно объективно оценивать. Но в Краматорске на представлении полиции Петр Порошенко сказал, что верит в украинский Донбасс. Это послание людям за линией разграничения, что мы мирным путем будем возвращать территории.
– Президент Порошенко также недавно сказал: "Ставку делаем на политико-дипломатический возврат Донбасса". Что это вообще означает? Война закончилась?
– Я бы не был столь оптимистичен. Но глубоко убежден, что воевать до победного конца – слишком кровавый путь. Сам для себя исключаю такой сценарий. Не говоря уже о том, что “северные олени” не дадут нам спокойно отвоевать утраченные земли. По определенным данным, у россиян есть сценарий на такой случай – "ДНР" и "ЛНР" обратятся в Госдуму с просьбой о признании. Госдума признает и подпишет договор об оказании военной помощи. Тогда та орда, которая сейчас стоит у границы в Ростовской области, зайдет, и начнется крупномасштабная война. Не думаю, что нам будет проще в такой ситуации.
– То, что россияне временно остановились, ничего не означает. Сейчас по всей линии разграничения – обострение. Не исключено, что через какое-то время россияне сами пойдут в наступление.
– Ни одна из сторон не может достаточно безболезненно для себя проводить масштабные военные операции. Иначе будут большие потери. Есть определенные расчеты, проведенные военными экспертами, которые говорят: при существующем статус-кво, даже при поддержке сухопутных войск России возможна реализация крупномасштабной операции с достаточно серьезным продвижением вглубь Украины, но это в конечном счете обернется полной потерей сухопутных сил РФ как таковых.
С точки зрения военного искусства (это подтверждает и опыт военных действий в Сирии), все военные операции начинались с разрушения структур управления войсками с помощью авиации. РФ авиацию не использует, потому что это будет воспринято как открытый акт агрессии. Сейчас Россия заняла позицию, прикрываясь фиговым листком миротворца: нас на Донбассе нет, мы за мир. Как только задействуют авиацию, фиговый листок не поможет.
– Но нам можно и не воевать за Донбасс. Очень популярная точка зрения: построить стену, отгородиться и развиваться дальше как полноценное государство, без той части.
– Конечно, мы можем попробовать отгородиться от них большой стеной. Сказать: “Пропади они пропадом, давайте их забудем, только заберем всех, кто хочет жить в Украине, и будем жить дальше”. Такая точка зрения имеет право на существование. Она эмоционально оправдана и мною понимаема. Но надо оперировать не только эмоциями.
В Украине, как и в любой стране, регионы настолько связаны различными инфраструктурными, экономическими и бизнес-проектами, что в одночасье отгородиться не получится. Надо учитывать, к каким социально-экономическим последствиям это приведет. Люди, продвигающие такой сценарий, не владеют информацией о взаимосвязях между материковой Украиной и оккупированными территориями.
Приведу в пример Алчевский меткомбинат (АМК). Это предприятие перерегистрировано в Украине, платит все налоги, в том числе военный сбор, в украинский бюджет, суммы очень ощутимые. Там работают около восьми тысяч человек. Сам комбинат находится на оккупированной территории. Во-первых, люди регулярно получают зарплату в гривнах. Во-вторых, люди имеют работу, а потому не готовы променять стабильность на автомат Калашникова. Что будет, если забыть про этот завод и эти восемь тысяч человек? В обозримом будущем они останутся без средств к существованию, найти альтернативную работу там невозможно. Вывезти завод и всех работников нереально. Пусть даже 5-10% от безнадеги пойдут в банды. Это 400-800 человек, вынужденные взять оружие в руки, даже если ментально не настроены в нас стрелять!
Допустим, нас не волнуют эти люди с оружием или без. Однако сразу вслед за АМК остановится Днепропетровский меткомбинат, где работает 15 тысяч украинцев. А если посчитать членов их семей? 50-60 тысяч человек в один момент могут остаться без дохода. И какая дальше будет цепная реакция?
Продолжение бооольшого интересного интервью – по ссьілке:
http://gordonua.com/publications/tuka-u-rossii-est-sc..


Посилання
gordonua.com

Джерело

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *