Почему в Мариуполе заговорили об отводе войск? (рос.)

(Друкуємо мовою оригіналу)

Около 50 жителей Мариуполя, городских активистов, волонтеров и военных 1 июля провели акцию «МариупольНеЗдамо!» под стенами главного офиса СММ ОБСЕ в Мариуполе: написали обращение к президенту, начальнику Генштаба и главе миссии ОБСЕ в Украине с требованием разъяснить предстоящую демилитаризацию под Мариуполем. Однако, об отводе украинских войск в этом районе командование не сообщало. Такие планы существовали в 2015 году. Откуда взялась паника?

Волна негодования и беспокойства за безопасность города прокатилась по Мариуполю. Причиной стало сообщение заместителя командующего ООС генерал-майора Богдана Бондаря о демилитаризации участка фронта в Мариупольском направлении в комментариях фонду «Вернись живым». Однако, об отводе войск с украинской стороны Бондарь в интервью не говорил: согласно минским договоренностям, речь шла о создании участка, свободного от тяжелого вооружения и техники, на неподконтрольной территории.

«Это – юг, направление Мариуполя. На той территории, которая временно не контролируется Украиной. И эта территория ограничена четырьмя населенными пунктами, среди которых Новоазовск. Демилитаризация может касаться пока только этого района», – сказал заместитель командующего ООС генерал-майор Богдан Бондарь.

В социальных сетях и в местных СМИ стали писать об отходе ВСУ от линии разграничения.

«Может мы напрасно волнуемся?»

Началось все с отвода вооружения в Станице Луганской. Волонтеры, активисты, военные в своих группах в социальных сетях начали обсуждать этот процесс, в результате чего возникли вопросы по ситуации в Мариупольском направлении.

Мы уже пережили несколько таких ситуаций, когда говорили одно, получалось совсем другое

Дмитрий Шурда

Реакция была обусловлена страхом, непониманием деталей и хоть каких-то подробностей происходящего, ну и использованием термина «демилитаризация» – что в него входит? Будет ли отведена только тяжелая техника или отведены полностью все войска; касается это только неподконтрольной территории или границы зоны, свободной от тяжелой техники и военных, будет проходить в черте Мариуполя; достигнута ли обоюдная договоренность об отводе вооружения или Украина должна выполнить условия в одностороннем порядке; каков будет уровень безопасности Мариуполя, если миссия ОБСЕ, которой поручено патрулирование обозначенной зоны и может только наблюдать за происходящим, зачастую сама подвергается нападению со стороны незаконных военных формирований – все это вызвало опасение жителей.

Митинг, по словам организаторов, стал превентивной мерой против возможных скрытых намерений ВСУ и правительства.

«Моя цель – получить правдивую и конкретную информацию, что будет происходить. Насколько это серьезно, опасно или нет. Мы уже пережили несколько таких ситуаций, когда говорили одно, получалось совсем другое», – говорит участник митинга Дмитрий Шурда.

Может, мы напрасно волнуемся, но необходимо знать подробности

Роман Амелякин

«С 2014 года мы очень трепетно относимся ко всем движениям, разведениям. У нас есть печальный опыт обстрела «Восточного», есть печальный опыт врага на пороге нашего города, поэтому мы переживаем. Мы бы собрались и под стенами администрации президента и под Генеральным штабом, но в Мариуполе есть только представительство ОБСЕ. Может, мы напрасно волнуемся, но необходимо знать подробности», – комментирует Роман Амелякин.

«Мы хотим обнародования условий или отведения войск, или отведения только тяжелого вооружения. Лично я очень переживаю. Было много событий в городе, которые заставляют волноваться», – говорит Елена Золотарева.

Руководителю миссии ОБСЕ в восточном регионе Джеймсу Магро было передано обращение, адресованное президенту Украины Владимиру Зеленскому, а также главам миссии ОБСЕ в Украине Артурулу Апакану и Генерального штаба ВСУ Роману Хомчаку.

Главный редактор информационного агентства «Новости Донбасса» Алексей Мацука, который следит за ходом минских переговоров с самого начала, говорит, что демилитаризация участка – идея не новая, ей, как минимум, три года.

Отведение тяжелого вооружения – один из способов урегулирования ситуации, других, к сожалению, нет. Но важно понимать – отвод вооружений не гарантирует остановку войны

Алексей Мацука

«В ходе минских переговоров еще в 2016 году обсуждались вопросы создания зон безопасности. Одним из этапов создания этих зон должен стать отвод тяжелого вооружения на безопасное расстояние. Речь об отведении или выводе войск не шла, только о тяжелом вооружении. То, что сейчас поднимается волна протестов, это все страшилки. Отведение тяжелого вооружения – один из способов урегулирования ситуации, других, к сожалению, нет. Наверняка у военных есть план на случай обострения ситуации, но контроль за такими зонами будет осуществлять миссия ОБСЕ, эффективность которой показало недавнее отведение в Станице Луганской. Но важно понимать – отвод вооружений не гарантирует остановку войны», – сказал Алексей Мацука.

Конкретного ответа от представителя миссии ОБСЕ в восточном регионе Джеймса Магро не прозвучало. Он лишь принял обращение граждан с обещанием передать его главе миссии в Украине и заверил, что до жителей города будет доведена официальная позиция ОБСЕ.

Радио Донбасс.Реалии предложило штабу ООС рассказать подробнее, что подразумевается под демилитаризацией в районе Мариуполя и ждет спикера в нашей студии.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім’я не буде розкрите)

Джерело